О   происхождении  слова   «Гороховец»

 

О ПРОИСХОЖДЕНИИ СЛОВА «ГОРОХОВЕЦ»

Так была озаглавлена статья в 44 номере газеты «Владимирские губернские ведомости» за 1843 год. Судя по заголовку, можно сделать вывод,  что вопрос о происхождении названия города был интересен для определенного круга людей,  живших почти полтора столетия тому назад.  Но минувшие с того времени сто пятьдесят лет точного ответа на этот вопрос не дали,  хотя версий по этому поводу появилось несколько. В своей основе они не являются продуктом какого-либо научного исследования,  а представляют из себя результаты умозаключений краеведов-любителей,  основанных или на ассоциациях, связанных со слуховым восприятием звучания этого слова,  или на выводах из средневековых легенд монгольского периода,  или на расшифровке составных частей этого слова,  применительно к толкованию событий,  так или иначе связанных с появлением этих частей. Поскольку архивных источников об основании Гороховца, позволяющих достоверно установить историю происхождения названия города,  не имеется, или они до настоящего времени не обнаружены,  основным направлением работы по изучению происхождения слова «Гороховец» может быть проведение языкового анализа этого слова. Среди энтузиастов-краеведов при изучении слова  «Гороховец» возникло две версии,  которые по времени возникновения его можно охарактеризовать как:

1.   Финно-угорская версия.

2.   Славянская версия.

Каждая из них имеет свои привлекательные и слабые стороны и при определенных условиях может быть основополагающей. В свою очередь славянская версия по времени возникновения слова, способна делиться на два самостоятельных варианта:

1.  Связанный с эпизодами домонгольского периода развития города.

2.  Связанный с эпизодами монгольского периода города. развития

Такая схематичность при изучении происхождения слова  «Гороховец»,  вероятно,  является наиболее оптимальной и другие предложения к рассмотрению,  которые можно охарактеризовать как «наивные»,  могут быть отброшены,  в частности,  вытекающие изпредпосылок о тюркском происхождении слова. Суть его заключается в том, что слово «Гороховец» произошло от татарского названия местности,  на которой расположен город. Размещение его на оконечности возвышенной гряды правого берега Клязьмы,  окруженной с севера и востока равниной,  породило среди части местного населения легенду о том,  что слово  «Гороховец»  потюркски означает  «горам конец». Беспочвенность этой легенды обнаруживается при переводе с русского на тюркский фразы  «горам конец»,  в результате которого получаем выражение  «тевлар питтэ»,  совершенно не созвучное со словом   «Гороховец». Анализ финно-угорской и славянской версий и их вариантов является более интересным. И хотя результаты его не гарантируют ни в одном из случаев получения правильного ответа на поставленный вопрос,  они дают почву для дальнейших размышлений.  То обстоятельство, что Гороховец, как форпост княжества, возникший на востоке в  XII  веке,  вероятно более длительное время,  нежели другие русские города междуречья,  контактировал с финским населением края,  переселявшимся мимо него на северо-восток,  сильно укрепляет позицию финно-угорской версии. При рассмотрении возможности образования названия  «Гороховец»,  в результате использования финно-угорских слов,  авторы этого варианта исходили из предложения, что это слово представляет из себя обозначение какого-то понятия и произошло путем соединения нескольких слов. Можно попытаться дать современное толкование его по составным частям.  Исходным моментом к началу анализа будет служить предположение, что окончание слова «Гороховец» созвучно со словом «весь»,  которое на языке некоторых финно-угорских племен,  до появления в их землях славян,  обозначало населенный пункт,  село,    деревню.    Отсюда выражение «по городам и весям». В основе слова    «Гороховец»,  следуя вышеприведенным рассуждениям, обращает на себя внимание окончание «вец». Далее будет исходить из предпосылок,  что в славянской интерпретации скончание «весь» зазвучало как «вец». Смысл первой половины слова,  разбитой на слова  «Горо»  и «Хо»,  приблизительно можно истолковать,  используя современные венгерский и финский языки.  «Хо»  на венгерском языке означает «снег»,  «снежный».  «Хорро»  по-фински  «дремота»,  «дремотное состояние». «Гор» на языке коми «очаг, печь, каменка». Если исходить из предположения,  что  «печь»  или  «очаг»  вряд ли могут корреспондироваться со словом  «снег»,  и эти слова следует исключить из рассмотрения,  а слово  «хорро»  послазянекц трансформировалось в  «горо»,  то  ,на наречии местных финнов слово «Гороховец»,  могло звучать как  «Хорроховесь»,  что в широком толковании переводится как «Дремлющая в снегах деревня» - весь. Возможно такое поэтическое название имел финский населенный пункт,  на месте которого возник славянский город.  Следует отметить,  что предположения о финно-угорском происхождении названия города не разделяет заведующая группой ономастики института языкознания АН СССР А.  В.  Суперанская,  которая в частном письме одному из авторов этой версии сообщила,  что название  «Гороховец»  не может быть финно-угорским,  поскольку этим языкам не свойственны звонкие согласные в начале слова.  В свою очередь она высказала предположение,  что название города связано с древнерусским именем Горох. Горох  -  основатель рода,  все члены которого собирательно именуются Гороховцы.  Один из представителей рода  -  Гороховец. Отсюда появилось название населенного пункта,  обозначающего принадлежность человеку по имени Гороховец.  По данным А.В. Суперанской фамилия Гороховы локализовалась в  XV-XVI  веках в районе Мещера-Арзамас, который в определенной степени граничит с районом, в котором возник Гороховец. Однако по имеющимся данным это слово было известно как название города уже в середине  XIV  века,  к моменту составления Лаврентьевской летописи, то есть на целых полтораста лет ранее времени распространения фамилии Гороховы в местностях,  близких к Гороховцу. По следующему варианту славянской версии название Гороховец связано с миграцией славян на берега Клязьмы из Киевской Руси, которые назвали построенный ими город уменьшительным именем от якобы имевшегося там города Горохова.  Это предположение не лишено логического смысла, поскольку примеров переноса названий с берегов Днепра на берега Клязьмы множество.  Реальное существование города Горохова на Волыни подтверждается справкой в первом томе  «Настольного словаря»,  выпущенного в  1863  г.  в СПб под редакцией Ф.  Толля.  На  712  странице читаем  «Горохов,  место в владим.  уезде волынской губ.  с.  2,350  ж.;  заводов  5».  Назовем это предположение Киевским вариантом. Употребление монахом Владимирского Рождественского монастыря Лаврентием в 1377 году слова «Гороховец»  при описании событий  1239  года,  прямым образом связано с монгольским вариантом славянской версии и для того, чтобы уяснить суть этого заявления,  рассмотрим два варианта этой версии. Закладка в  1158  году во Владимире Успенского собора в Лаврентьевской летописи зафиксирована следующей фразой: «В лето 6666  заложи Андрей князь в Володимери церковь камену святую Богородицю,  месяца апреля в  8,  в день святого апостола Родиона,  во вторник и дал ей много именья,  и свободы копленыя и  3  даньми,  и села лепшая,  и десятины в стадех своех и торг десятый,  и город заложи болий». Если значение выражения  «город заложи болий»  истолковать как указание на вклад-вложение, а не на закладку, в смысле основания большого города,  то это будет являться свидетельством того,  что десятинный город,  полученный собором от князя Андрея в качестве вклада на содержание собора, назывался «Болим» или  «Большим». А если учесть, что этим городом являлся нынешний Гороховец, то можно сделать предположение,  что  «Болий»  или  «Большой»  его тогдашнее название. Впоследствии это название было утрачено,  и город одновременно имел два названия.  Лаврентьевская летопись под  1239  годом сообщает  «...Того же лета,  на зиму взяша Татарове Мордовьскую землю и Муром пожгоша,  и по Клязьме воеваша,  и град святыя Богородица Гороховец пожгоша...».  Анализ показывает,  что в этом случае употреблено два названия одного и того же города,  первое «Град святой Богородицы»  —  десятинный город Успенского собора,  и второе,  впервые со страниц средневековых хроник прозвучавшее, «Гороховец».  Объективность того,  что у города в то время было два названия,  подтверждает Суздальская летопись по так называемому Академическому списку,  в которой тоже события  1239  года освещаются следующей фразой:  «Того же лета взяша Мордовьскую землю,  Муром,  по Клязьме повоеваша,  город святой Богородицы и взяша...»  В этом случае,  следуя материалам первоисточника, переписчик или автор летописного свода не употребляет слово «Гороховец»,  а называет город «Городом святой Богородицы». Вероятно,  ни ему,  ни составителю данного списка не известно слово Гороховец,  и при описании событий  1239  года они его не употребляют.  Это обстоятельство существенно подрывает аргументацию финно-угорской и славянской (Киевский вариант) версий и говорит в пользу монгольского варианта славянской версии, предпосылки которого вытекали из существа контактов монголов и населения Северной Руси. Во времена первых монгольских разгромов жители русской земли подметили особенность появления монголов после наступления зимних холодов,    вернее, после того времени года, когда замерзнут водоемы. Это объяснялось практически полным отсутствием дорог на покрытой лесом великой Русской равнине,  пригодных для передвижения конницы в теплое время года. Картина менялась, когда замерзали реки.  Еще перед первым нашествием на Русь венгерский монах ордена братьев-проповедников Юлиан, наблюдавший за Ордой, написал,  что монголы ждут,  чтоб  «...земля,  реки и болота... замерзли...». С декабря по март, до наступления весенних оттепелей, в любой день можно было ожидать очередного набега. Изучив эту особенность поведения монголов,  жители Руси после уборки урожая,  в большинстве мест,  покидали постоянные населенные пункты и вместе со скарбом и скотом переселялись во временные убежища. Трудно в это поверить, но до настоящего времени среди коренных жителей Гороховецкого района сохранились легенды об этих переселениях.  Пожилая жительница деревни Шубино в беседе с автором очерка сообщила ему,  что она слышала о том,  что жители ее деревни во времена монгольских нашествий укрывались в Засуворощском бору в урочище Желтые бугры. Вероятно,  какая-то часть населения укрывалась в Заклязьменском бору,  носившем название Ущего.  При этом путь следования проходил через город,  где находилась удобная переправа через Клязьмукоторая здесь течет уже в низких берегах.  Это движение прятаться под гору,  по-древнерусски  «ховаться»  шло через город, которому оно и дало очередное название. Гороховец  -  город,  через который шли под гору ховатьсяПоскольку эти события происходили гораздо позднее времени первого разорения города,  то и это название появилось после  1239  года в промежутке до  1377  года  —  года написания Лаврентьевской летописи. Этим объясняется отсутствие сведений о слове «Гороховец» у составителей Суздальской летописи по Академическому списку. Вероятно,  они работали над своими трудами в то время,  когда город еще не получил своего последнего названия

 

 

 

 

 

Администрация Гороховецкого районаУниверсальная научная библиотека skbiБИСС

 

 

Яндекс.Метрика

 

 

 

 

При использовании материалов с сайта ссылка на сайт библиотеки обязательна

© МБУК " СКЦ им. П.П. Булыгина" Гороховецкого района Владимирской области
Россия, Владимирская область, г. Гороховец, ул.Советская, 16. Тел/факс (8-49-238), 2-12-97, 2-10-58. 2018 г.